Previous Entry Share Next Entry
«Литературная карта Малоярославецкого края»: Исай Мандельштам
museum_1812
О проекте «Литературная карта Малоярославецкого края»:

Не так давно в музейном проекте «Литературная карта Малоярославецкого края» мы публиковали материал о том, как судьба свела с Малоярославцем Осипа и Надежду Мандельштамов. Каково же было наше удивление, когда в списках малоярославчан, пострадавших от репрессий мы встретили еще одного носителя этой фамилии, тоже активно занимавшегося литературной деятельностью – переводчика и инженера Исая Бенедиктовича Мандельштама.




Этот человек, оставшись сиротой в 1894 году, воспитывался в киевском доме своего родного дяди, известного офтальмолога Макса Мандельштама - одного из лидеров сионистского движения в России. В судьбе Исая принимал участие и второй дядя, Иосиф - историк, лингвист, статский советник, пятнадцать лет преподававший русский язык в Пажеском корпусе. Высшее образование Исай Бенедиктович Мандельштам получил на кораблестроительном отделении Петербургского политехнического института и технологическом факультете Льежского университета. Там он был душой русской студенческой колонии, зараженной русским крамольным духом. В 1910 году Исай, ради права проживать в столице, уже будучи инженером «Всеобщей компании электричества», поступает на юридический факультет Петербургского университета. В том же году в «Вестнике Европы» он выступил как один из первых русских переводчиков крупнейшего немецкого поэта Фридриха фон Лилиенкрона; когда власть поменялась, опубликовал первый перевод на русский язык знаменитого антирелигиозного произведения Г. Гейне «Диспут». В 1920-е годы очень много переводил Гете, Цвейга, Флобера, Бальзака, Гюисманас, Франса, Келлермана и др. Переводы Исая экспрессионистских романов прозаика «пражской школы» Лео Перуца до сих пор считаются непревзойденными. Одновременно он занимался наукой: мало кто знал, что вышедшие в одном году книги «Болезни электрических машин» и перевод сказок «Тысячи и одной ночи» принадлежат перу одного и того же человека.

В Петербурге Мандельштамы жили в доме на ул. Моховой. Его супругой с 1912 года была «прелестная и незаурядная» Мария Левин. Исай Бенедиктович воспитывал двух ее дочерей от первого брака с доктором медицины, одним из учредителей Частного гинекологического института Николаем Каннегисером (1865-1909) - Женю и Нину. Они были очень дружны с будущим физиком Львом Ландау. Впоследствии Женя станет женой известного австрийского физика Рудольфа Пайерлса, а Нина – научным работником Ленинградского филиала Всесоюзного института экспериментальной медицины. Яркие штрихи к портрету Исаака Бенедиктовича и его семьи содержатся в книге биографа выдающегося советского физика Анны Ливаной: «Этот дом на Моховой все вспоминают с нежностью и, словно сговорившись, употребляют один и тот же эпитет: прелестный. Семья жила на последнем этаже; весной и летом вся компания поднималась на плоскую крышу и развлекалась там. Отчим девушек, Исай Бенедиктович Мандельштам, был по профессии инженер-электрик. Но гуманитарный склад ума, интересы, общая культура, знание языков привели к тому, что он стал известен как отличный переводчик Бальзака, Келлермана и других французских и немецких авторов. Он был обаятельный, умный, доброжелательный человек, охотно общался с молодежью и совсем ненавязчиво, незаметно завлекал ее в «тенеты» литературы и искусства. Благодарность к нему и сейчас живет в тех, кто остался от этой компании: «Мы все, и Дау тоже, очень многим ему обязаны». Интересен и тот факт, что Исай Бенедиктович – герой произведения «Четвертая проза» Осипа Мандельштама.

В первый раз Исай Мандельштам был арестован на несколько месяцев в 1918 году, – когда его племянник, Леонид Каннегисер, убил Моисея Урицкого. В 1935 году вновь был арестован и выслан с семьей из Ленинграда в Уфу. В ссылке переводил «Ричарда III» Шекспира. Ознакомившись с его переводом, Корней Чуковский писал: «Перевод, исполненный Мандельштамом, превосходно звучит... представляется мне высокоценным произведением искусства». В 1938 году И. Мандельштам приговорен к 3 годам лагерей; но и там литература не уходила, в частности, в эти грустные годы у Исая Бенедиктовича Мандельштама появился ученик – будущий детский писатель и поэт-переводчик Роман Сеф.


Фрагмент первой книги отзывов Малоярославецкого военно-исторического музея 1812 года с записью и автографом И.Б.Мандельштама. 1949 г.

В 1946 году Исай Бенедиктович после долгих лет скитаний и ссылок переезжает в Малоярославец. Здесь в октябре 1951 года его «переводчика английского и немецкого языков от издательств Москвы, Ленинграда» арестуют и сошлют в последнюю ссылку - в Джамбульскую область Казахстана.


ДЕТЛЕB ФОН ЛИЛИЕНКРОН (1844–1909) В ПЕРЕВОДЕ И. МАНДЕЛЬШТАМА

__________________________
МЕРТВАЯ ЗЫБЬ

Могучий шквал морской пучину вод
Взъярил до дна;
Взметнулась с диким плеском в небосвод
Ее волна.

Но ввечеру смирился великан,
Пигмеем стал;
И лишь дрожал от боли океан
И клокотал.

Какого счастья он, какой тоски
Был раньше полн?
Назвали мертвой зыбью моряки
Затишье волн.

В душе поэта бурей иногда
Взметнется страсть.
Над ним любви, страданья и стыда
Возникнет власть.

Но стихнет гнев, томленье и любовь,
Как шквал морской.
Уляжется взволнованная кровь,
Придет покой.

Тогда пойдет в свой тихий сад поэт
Сплетать венок.
И соберет он все цветы в букет
Размерных строк.
__________________________
СОСТАРИЛСЯ

Сад родной – мирок ребенка –
Вечно память сохранит.
Всё ли детская ножонка
По дорожкам семенит?

О густая тень дубравы,
Молодой любви весна!
Все ль еще деревья здравы,
Косы носит ли она?

Много дней промчалось мимо,
За годами шли года.
Тень дубравы, сад родимый…
Серебрится борода.
__________________________
ОТЗВУК ДЕТСТВА

Перебирая ворох старых писем,
Забытое я вдруг нашел письмо.
Увидев штемпель, вздрогнул я с испуга –
О, как давно написано оно!
И почерк милый крупный и корявый,
И кляксами усеян щедро лист.
"Мой дорогой кузен, деревья голы,
В разбойников мы больше не играем,
Полкан себе разбил сегодня лапу,
У тети всё еще зубные боли,
А папочка уехал на охоту.
Ну, вот и всё. Здоров я, слава Богу.
Пиши почаще, будь здоров и весел.
Твой верный друг и любящий кузен".

Деревья голы! Как жестоко слово!
Сложил я тихо старое письмо,
Надел пальто, взял трость свою и шляпу
И вышел в вечереющую степь.
__________________________
КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Пред окошком дремлет клен,
Меж деревьев бродит сон,
Месяц по небу плывет
И сквозь сон петух поет.
Спи, мой мальчик, спи!

Спи, родной, я в час ночной
Поцелую ротик твой.
Разметался ты со сна,
Ножка толстая видна.
Спи, мой мальчик, спи!

Спи, родной, – ведь впереди –
Ветры, бури и дожди,
И пройдя кремнистый путь,
Ты захочешь отдохнуть.
Спи, мой мальчик, спи!

Пред окошком дремлет клен,
Меж деревьев бродит сон,
Месяц по небу плывет
И сквозь сон петух поет.
Спи, мой мальчик, спи!
__________________________
К МУЗЫКЕ

Вдали – шарманка. Сердце внемлет чутко.
Встает былое. Что нам мир скорбей?
Игра теней? Виденье? Злая шутка?
Приходит смерть – мы отдаемся ей.

Девятая симфония: на небе.
Умолкни, сердце! Кончен с жизнью счет.
Возьмет тебя, поднимет властный жребий
И от земной юдоли увлечет.
__________________________
МОЯ ДУША

Как улица, где вечной чередою
Проходят люди суетной толпою,
И где стучат колеса и копыта –
Познала много ты, моя душа.

То озаряясь взлетом вдохновенья,
То оскверняясь скверною паденья,
И вороньем исклевана досыта –
Страдала много ты, моя душа.

Заглохли звуки радостного звона,
И радуга исчезла с небосклона,
По мелочам растрачена, изжита
И в розницу распродана душа.

Но юность плещет звонкими ключами,
И все же ты, бряцая бубенцами,
Для детских игр и шалостей открыта,
Загадочная, странная душа.

?

Log in