Previous Entry Share Next Entry
«Литературная карта Малоярославецкого края»: Григорий Петников
museum_1812
О проекте «Литературная карта Малоярославецкого края»:

«Пусть трудятся стихи
И после смерти:
Читая их, беседуешь со мной».



Портрет Г. Петникова работы Н. Альтмана

Около 20 лет, с 1938 по 1958 гг. в Малоярославце, на тихой улочке Софьи Перовской жил и творил чрезвычайно интересный и разносторонне одаренный человек - Григорий Николаевич Петников (1894-1971).


Г. Петников и В. Хлебников. 1916 год.

Он родился в 1894 году в Петербурге, обучался в Московском и Харьковском университетах. Детство Петникова прошло в Харькове, где он впоследствии познакомился с поэтом-футуристом Велимиром Хлебниковым, который включил начинающего поэта Петникова в число избранных им «317 Председателей земного шара» и оказал значительное влияние на его последующее творчество. Издание первых книг стихов Петникова «Быт побегов», «Поросль солнца» и др. относится к 1919-1920 гг. Когда футуристическое увлечение иссякло, Петников, знавший несколько европейских языков, активно занялся переводами. На русский язык он перевел мифы древней Греции, произведения немцев Рильке, Бехера, Цвейга, французов Малларме и Рембо, американца Сендберга. Петников по-детски любил сказки, и во многом благодаря ему мы смогли прочесть знаменитые сказки братьев Гримм. Григорий Николаевич перевел на русский язык поэтические произведения Тараса Шевченко, прозу Ивана Франко и Марко Вовчок. В 1921 году им была составлена антология "Молодая Германия" (1921), которая, впервые показала русскому читателю широкую панораму поэзии немецкого экспрессионизма. В эту книгу были привлечены лучшие переводчики - Б. Пастернак, О. Мандельштам, Л. Выгодский и др.



В дальнейшем Петников, живя в Ленинграде, активно печатался в журналах, работал в различных издательствах, продолжал переводить стихи и прозу зарубежных авторов, в том числе и запрещенных в СССР. В Малоярославце, куда он отправился чтобы скрыться от возможных репрессий в добровольную ссылку, вместе с женой и новорожденной дочерью Мариной осенью 1938 года, Петников увлеченно занимался переводами украинской и белорусской поэзии, сказок и легенд. Известно, что во время Великой Отечественной войны Петников выпускал сатирические сборники, готовил «Окна ТАСС» и выступал со стихами в госпиталях. Наверняка эти выступления впечатляли раненых, ведь Григорий Николаевич обладал и незаурядным артистическим даром: звучным голосом с богатыми интонациями, пластической жестикуляцией. Не зря сам Всеволод Мейерхольд, театральный режиссер с мировым именем, приглашал Петникова работать в его театре.


Г. Петников. Старый Крым. 1960-е гг.

Последние годы жизни Григорий Николаевич провел в Крыму, в городе Старый Крым. В Симферополе были изданы его поэтические сборники: «Заветная книга» (1961), «Открытые страницы» (1963), «Утренний свет» (1967) и «Лирика» (1969). Об этом творческом периоде Григория Николаевича с восхищенным удивлением пишет В. Субботин: «Что случилось с Петниковым? ...Старый поэт. И я не знаю, не знаю, что случилось и как это произошло, но стали выходить у него прекрасные юные книги, молодые, полные красок дивных. Чудесная палитра, где смешаны вместе все краски Подмосковья и юга Украины. Поэзия — это тайна. Владеющий тайной поэзии Петников писал все лучше и лучше».


Г. Петников на рисунке В. Хлебникова. 1917 год.

Поражает обширный круг знакомых и друзей Петникова: В. Маяковский, Н. Асеев, В. Хлебников, О. Мандельштам, К. Малевич, Н. Альтман, М. Синякова, Г. Серебрякова, П. Филонов, В. Мейерхольд, И. Оренбург, Б. Пастернак, В. Сосюра, Н. Тихонов, Е. Евтушенко... Многие из них посещали Петникова в его маленьком утопающем в сирени доме в Старом Крыму, считая за честь для себя дружбу или просто знакомство с этим благородным и чистым человеком.


***
Когда искал я тебя, открывая,
Бродя без дорог по лесам
И не зная,
Какая ты будешь,
и кем назовёшься –
Речная, озёрная или лесная –
В просветах стремительных сосен
Ты смуглою мне показалась,
И в эту начальную осень
Со мною ты вместе бежала
Высокой, с зелёной косою,
И вдруг по озёрам в осоке
С дождём промелькнула босою,
Вся в зелени утопая,
В рубашке ли, в белом тумане
По радуге шла золотая,
С кувшинкою белою лета,
На облачке уплывая,
Одним только светом одета...

И пахло у берега мятой,
Травою, никем не примятой.
Речною водой на рассвете,
Землёю, слегка обогретой.

И вдруг всё исчезло. И только
Вверху голубая полоска
Московского неба. И ольхи.
И берег пустой, и берёзки.

А дальше дорога большая,
Ведущая к полустанку.
Дымок паровозный растаял,
Когда я расстался с русалкой,

Я так до сих пор и не знаю
Ты кем же была? – Тишиною,
Тропою осенней, лесною,
Звездою на небе ночною,
А, может, тревожною песней
В дорогу меня провожала?


***
Пожолкнут травы, листья опадут,
Как обветшалые одежды,
Но слышу шелест их в саду,
Когда они росли с надеждой.

– И с верой? – может, спросишь ты.
– В движеньи! – я тебе отвечу, –
Возьми, перечитай листы,
Летящие тебе навстречу,

С такой осенней щедростью, что ты
Дивуешься богатству, брошенному наземь,
Не пригоршням тяжёлых золотых,
А просто так...
чтобы тебя украсить.

И здесь, на маленькой земле,
На бедном северном подзоле
Им суждено, прозябнувши в тепле,
Жить без конца,
без всяких предисловий.

И нет прекрасней ничего,
Чем замыслы всего, что вижу,
Они – и мысль, и торжество
Стихов, которые ты слышишь.

Не говори: вот здесь обрыв.
Зима. Метель... Внизу – долина,
Где горы, нас разъединив,
Она ж связала воедино.



***
В.М.Синяковой

В такую горячую весень,
В такую певучую заросль
Вошла – и раскинула песень
Сплошной зацветающий парус.

И стаей лазурного вымысла
За мной чрез кленовую летопись
Неслись на весны коромыслах
Дремучие скрипы и шелесты.

И в этой распевшейся прелести
Апреля – летучее племя –
Молвой дождевою от ветрости
Срываясь, впивалося в землю.

И там насыщаясь от чар её
Легла в золотистой обнове –
И дней густолистое марево,
Как повесть, как поросль кленовая.


?

Log in