Previous Entry Share Next Entry
«Литературная карта Малоярославецкого края»: Борис Пастернак
museum_1812
О проекте «Литературная карта Малоярославецкого края»:

Борис Пастернак известен в мировой литературе, как выдающийся поэт XX века и лауреат Нобелевской премии. Он же является автором выдающегося романа «Доктор Живаго», представляющего собой широкое полотно жизни российской интеллигенции на фоне драматического периода от начала столетия до Великой Отечественной войны.

01



Немногим известно, что в детстве Борис Пастернак вполне мог бывать в нашем городе. Всего лишь в нескольких километрах от Малоярославца, неподалеку от полустанка под названием «105-я верста» ( он находился в полутора километрах дальше от Малоярославца, чем современная станция Шемякино) у супругов Пастернак - известного художника Леонида Пастернака и пианистки Розы Пастернак была дача, куда в начале июня 1903 года они приехали вместе с детьми Борисом, Александром, Жозефиной и Лидией.

pasternakplace

02
Борис (слева) и Александр Пастернак (справа). Портрет работы отца, Леонида Осиповича.

Вскоре в альбомчике Бориса появился вот такой рисунок:

03
Борис Пастернак. "Оболенское. Вагоны остановившегося поезда". 7 июня 1903 г.

Младший брат Бориса вспоминал, что вскоре после их приезда в Оболенское скорый поезд, проходивший ежедневно в пятом часу вечера, внезапно остановился и долго стоял, подавая сигналы тревоги, потому что кто-то то ли в отчаянии бросился с площадки вагона и разбился насмерть, то ли попал под поезд, неосторожно переходя пути.
Происшествие встревожило обоих братьев и крепко запало им в память.
Именно в «пятичасовой скорый» посадил Борис Леонидович спустя много лет отца героя своего романа Юрия Живаго.

«Подумайте, только шестой час, - сказал Иван Иванович, - Видите, скорый из Сызрани. Он тут проходит в пять с минутами». Вдали по равнине справа налево катился чистенький желто-синий поезд, сильно уменьшенный расстоянием. Вдруг они заметили, что он остановился. Над паровозом взвились белые клубочки пара. Немного спустя пришли его тревожные свистки. «Странно, - сказал Воскобойников, - что-нибудь неладное. Ему нет причины останавливаться там на болоте. Что-то случилось».

Бросившийся с площадки вагона отец Юрия Живаго разбился насмерть. «Все пассажиры поезда перебывали около тела и возвращались в вагон только из опасения, как бы у них чего не стащили. Когда они спрыгивали на полотно, разминались, рвали цветы и делали легкую пробежку, у всех было такое чувство, будто местность возникла только что благодаря остановке, и болотистого луга с кочками, широкой реки и красивого дома с церковью на высоком противоположном берегу не было бы на свете, не случись несчастия».

04
Борис Пастернак. "Вид из окна дачи в Оболенском". 5 июня 1903 г.

Дачный дом Пастернаков, большой и неотапливаемый стоял на высоком, заросшим густыми липами ми соснами холме, клином выдвигающимся в междуречье Протвы и Лужи. Верх дома составляли мезонин с балконом, внизу была большая открытая терраса и несколько просторных комнат.

05
Дача Пастернаков в Оболенском. Фото Лето, 1903 г.

Борис часто убегал в лес, собирал гербарий, играл вместе с братом Шурой в индейцев, спасался от палящего летнего солнца. Однажды, крадучись по хвойному покрову, заглушающему их шаги, братья услышали вдали звуки музыки. Казалось бы, в звуках рояля, на котором каждый день играла их мать, не было ничего удивительного. Но музыка доносилась с той стороны леса, где мальчики еще никогда не бывали и о существовании там жилья не догадывались. Исполняющий ее музыкант иногда останавливался, словно задумываясь и колеблясь, как бы поточнее высказаться.
На даче сочиняли музыку! Сочинитель ничего не знал о слушателях, скрывавшихся в зарослях ближайшего кустарника. А слушатели никогда не видели сочинителя. И когда вернувшийся с ежедневной прогулки по Калужскому тракту отец, смеясь, рассказал о встрече с чудаком, который, спускаясь с холма, нелепо взмахивал руками, словно не перебирал ногами по склону, а летел, едва касаясь земли, мальчики не придали этому рассказу особого значения.

Встречи отца с чудаковатым незнакомцем повторялись. Однажды они разговорились, и вернувшийся с прогулки отец сообщил, что летающий чудак тоже москвич и живет на соседней даче, при этом он указал в ту сторону, куда мальчики бегали слушать музыку.

Два человека – один, сочиняющий божественную музыку, и другой, взлетающий над землей, – соединились и превратились в одного. Этим человеком был композитор Александр Николаевич Скрябин. В то лето на даче в Оболенском он писал свою Третью симфонию. Фортепианный эскиз этого сочинения, именуемого также "Божественной поэмой", и слышали братья под окнами скрябинской дачи.

06
А. Н. Скрябин. Фото, 1900 г.

За лето ему надо было написать около тридцати вещей, из которых многие относятся к лучшему, что он когда-либо создал. Он был в долгах и собирался за границу. Лежа в кустах, Боря и Шура часами слушали, как он работает.

К вечеру, усталый, он выскакивал из дому и, размахивая руками, быстро, иногда бегом и вприпрыжку проходил несколько верст. Лучшим местом для таких прогулок было почти безлюдное к исходу дня Калужское шоссе. Там он встретился с Леонидом Осиповичем, они познакомились и часто потом гуляли вместе с Борисом.

Однажды мальчиком овладела мысль съездить в ночное. Он сгорал от желания и готовности. Его уговаривали отказаться. Но сын был настойчив и добился своего.

07
Река Протва у с.Оболенского . Фото 1983 г.

На спуске к мосту через Протву Борис упал с неоседланной лошади. Табун галопом промчался над упавшим мальчиком на глазах у отца и брата. Как выяснилось позже, сбросившая его лошадь копытом раздробила ему бедро. Оставалось только благодарить Бога, что пронесшийся над ним табун не разнес ему голову. На помощь поспешил живший неподалеку доктора Гольдингер. Он зафиксировал сломанную ногу. Вызванный из Москвы врач наложил гипс. Мальчик был в жару и бредил. На следующий день отец поехал за врачом и сиделкой в Малоярославец. Он вез их, когда уже стемнело, и вдруг тишину разорвал леденящий душу звук набата. И почти тотчас же над верхушками темнеющего вдали леса заплясало зарево пожара. Источник пожара был скрыт от глаз путников. Пролетка тяжело поднималась в гору, и никакие понукания не могли бы заставить лошадей быстрее достичь открытого места. У отца перехватывало дыхание от одной мысли, что где-то там, в дыму и огне мечется по дому несчастная женщина, спасая от огня малышей, и ей не под силу вынести из горящего дома старшего сына, не причинив вреда его ноге. Какие еще страшные мысли проносились в его голове?

Проскакав лес, увидели, что горит значительно правее, за рекой и железной дорогой. Дача Гольдингеров сгорела дотла. Леонид Пастернак внезапно поседел.
Несчастный случай надолго приковал Бориса к постели. Вынужденная неподвижность усугубляла проносившиеся в горячечном бреду воспоминания. Удары сердца совпадали с биением галопа и падения. Так события становились ритмами. Так ритмы рождали мелодию. Через десять лет, в годовщину вечера, когда он чуть не погиб, Пастернак написал прозаический набросок о себе, но в третьем лице:

«Вот как сейчас лежит он в своей незатвердевшей гипсовой повязке, и через его проносятся трехдольные, синкопированные ритмы галопа и падения. Отныне ритм будет событием для него, и обратно - события станут ритмами; мелодия же, тональность и гармония - обстановкою и веществом события. Еще накануне, помнится, я не представлял себе вкуса творчества. Существовали только произведения, как внушенные состояния, которые оставалось только испытать на себе. И первое пробуждение в ортопедических путах принесло с собою новое: способность распоряжаться непрошеным, начинать собою то, что до сих пор приходило без начала и при первом обнаружении стояло уже тут, как природа».

08
Борис Пастернак. Фото. 1903 год

У творческих натур свои счеты со случайностями жизни. Волей судьбы падение с лошади пришлось на 6 августа – день Преображения. Преображение – знак бессмертия. Неведомая сила, сбросившая на землю тринадцатилетнего мальчика и отметившая утолщенным каблуком ногу, сросшуюся с заметным укорочением, - эта самая сила даровала ему жизнь, отведя смерч промчавшегося над ним табуна и вычеркнув единым махом из всех будущих войн. Он считал, что это знак, смысл которого ему предстоит разгадать. Ведь не просто так дарили ему жизнь, значит, и от него ожидали в ней чего-то значительного….

Цитаты:

«Нельзя быть злодеем другим, не будучи для себя негодяем».


«Каждое зачатие непорочно. В этом догмате, касающимся Богоматери, выражена общая идея материнства».


«Сознательно желать уснуть – верная бессонница, сознательная попытка вчувствоваться в работу собственного пищеварения – верное расстройство его иннервации. Сознание - яд, средство самоотравления для субъекта, применяющего его на самом себе. Сознание – свет, бьющий наружу, сознание освещает перед нами дорогу, чтоб не споткнуться. Сознание – это зажженные фары впереди идущего паровоза. Обрати их светом внутрь, и случится катастрофа»


«Каким непоправимым ничтожеством надо быть, чтобы играть в жизни только одну роль, занимать одно лишь место в обществе, значить всего только одно и то же!»


«Я не люблю правых, не падавших, не оступавшихся. Их добродетель мертва и малоценна. Красота жизни не открывалась им.»


«.. Сними ладонь с моей груди,
Мы провода под током,
Друг к другу вновь, того гляди,
Нас бросит ненароком.

Пройдут года - ты вступишь в брак,
Забудешь неустройства,
Быть женщиной - великий шаг,
Сводить с ума - геройство...


«Нет народов, есть личности»


«Жизнь ведь тоже только миг,
Только растворенье
Нас самих во всех других
Как бы им в даренье»


«Любить иных — тяжёлый крест,
А ты прекрасна без извилин,
И прелести твоей секрет
Разгадке жизни равносилен».



«Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал».



«Никого не будет в доме,
Кроме сумерек. Один
Зимний день в сквозном проёме
Незадёрнутых гардин.

Только белых мокрых комьев
Быстрый промельк моховой.
Только крыши, снег и, кроме
Крыш и снега, — никого».



При подготовке материала была использована информация:
pasternak.niv.ru, russofile.ru, biograph-ps.livejournal.com, статья А.С.Доброва «Два лета в Оболенском», опубликованная в сборнике «Приобнинский край. Город и окрестности. История и современность. Труды обнинского краеведческого объединения «Репинка». Вып.1. Т.2. Обнинск, 2012.



?

Log in